Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация

  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрацияКарта Радио Время/SMS Погода Закладки  
 
Страниц: 1 2 
Послать Тему Печать

Роман "Бутырский замок"

(Прочитано 7696 раз) Нравится
Виталя Толстый
Новичок
*
Вне Форума



Сообщений: 21
Предупреждения: 0


Пол: male
Re: Роман "Бутырский замок"
Ответ #20 - 20.01.2017 :: 12:40:44
 
СОПЛИ
Вернувшись в камеру, Михаил "набросился" на ксерокопии документов. Он долго шуршал бумагами, изучая их содержание. Ещё и ещё внимательно пересматривал и перечитывал протоколы обысков и выемок, делал какие-то записи в свою тетрадь. По всей видимости озадаченный или обрадованный прочитанным, завалился спиной прямо на разбросанные по шконке листы ксерокопий. Закинул ногу на согнутое колено. Болтая стопой, лежал некоторое время что-то обдумывая. Затем повернулся к Андрею:
  - Андрюха, поможешь решить ребус?
  Андрей отложил в сторону газету, и молча повернул голову к Михаилу.
  - Я переживал, - начал Михаил, - если мусора вычислят мою "шх#ру", найдут там всякого дерьма... хватит на два пожизненных. И они нашли. Не зря полгода нас разрабатывали. Вычислили, нашли, провели обыски, выемки... а в протоколах некоторые моменты фиксировать не стали. Такая вот фигня. Пересмотрел все протоколы три раза. Много чего не записано: оружие, оптика армейская, чистые ксивы, бланки, аппаратура серьезная, ну типа: прослушки, глушилки, сканеры, электронные взломщики, шокеры. Деньги естественно. Ну с деньгами допустим более-менее понятно: себе притырили. А остальное? Что это значит? Нахрена это им нужно? Какие мысли?
  - Себе наверное оставили, - предположил Андрей, - может у них есть кому продать, или пристроить куда. Стволы ведь денег стоят, и в обычных магазинах не продаются. На такой товар всегда спрос есть. Можно исполнить, а после скинуть или подкинуть. Наверное притихарили под шумок. А там хрен знает, что у них в голове. Они ведь понимают, что заявлять не будешь, что при обыске мол оружие пропало... Ты же на себя еще букет статей не навесишь? Правильно?!
  - А шантажировать они меня могут как-нибудь этим? Сейчас вот один из мусоров в легкую намекнул, что арсенал ваш мол нашли, и ещё много чего интересного. Как они могут это против меня использовать? Протоколы ведь не перепишешь! Всё уже приобщено и зафиксировано: свидетели, понятые...
  - Да брось ты Миш. Как дитя малое. Всё что захотят перепишут. В крайняк, если нужно будет, еще раз хорошо поищут, или показания кто-нибудь даст, что принял на хранение у того-то и того-то. При большом желании, убийство Джона Кеннеди на тебя навесить могу. А при очень большом, и расстрел царской семьи. И экспертиза подтвердит идентичность найденных на месте преступления твоих частиц ДНК!
  - Да ладно тебе!
  - Действительно! О чем это я?! Какая на хрен экспертиза! Экспертиза нынче не в моде. Обычно сами сознаются, - улыбнулся Андрей, - Методы расследования, выработанные временем, так сказать...
  - Андрюха, ты вот человек опытный, бывалый. Наверняка всяких ситуаций знаешь, слышал... Посоветуй, как мне быть? Здесь от мусоров предложение, ультиматум... Хрен знает, как назвать...
  Андрей приподнялся на кровати, оперевшись на локоть.
  - Как ты наверное уже понял, только что приходили опера из окружного управления, которые нас "принимали", - объяснял Михаил, -  их какой-то "бугор" идет на повышение, "на генерала", как они говорят. Им нужна раскрываемость, показатели. В общем, они предлагают взять на себя нераскрытые дела по их ведомству. За это обещают не лютовать: привлечь только по эпизодам, на которых мы "прилипли", не расследовать и не раскручивать создание преступного сообщества, перед судом ходатайствовать о всяких "смягчухах", организовать "путёвку" в санаторий с мягким климатом, ну и всякое такое.
  - Ну вот теперь понятно зачем они всё ваше найденное дерьмо к материалам не приобщили, - воскликнул Андрей, - теперь всё похоже можно объяснить. По меньшей мере предположить, с высокой степенью вероятности.
  - Что именно?
  - А то, что они тебе действительно дают понять, мол мы тебя за яйца держим: можем по полной раскрутить, а можем договориться. Выбирай!
  - Похоже на то, - согласился Михаил.
  - Они тебе для этого и протоколы принесли, и даже на руки отдали, чтобы ты сам всё посмотрел. Чтобы почувствовал разницу. Ты же понимаешь, что значит такой "прикуп" взять?! Мусора никогда ничего просто так не дают.
  - Вообще, беспроигрышный вариант для ментов. Получается, что они тем самым сразу двух зайцев убивают: и меня пытаются сговорчивей сделать, и широкую распродажу нашего хлама могут после устроить! - вслух размышлял Михаил, -  А я вот возьму и откажусь! Что тогда?! Тогда, естественно, они вернут мне всё моё "добро"! Кроме денег, конечно. Вернут, и объявят меня "мистером " Вселенское зло"! И получат за меня внеочередное звание, а их начальник наконец то сможет щеголяешь в штанах с лампасами! - Михаил сделал паузу, - Ну и как мне поступить? Что посоветуешь, Андрюха?
  - Миша, давай на чистоту, - Андрей присел на шконке, медленно разминая сигарету, - Я в этих делах не советчик. И вообще, в тюрьме советовать не принято. И даже опасно. Можно геморрой насоветовать, в том числе и себе.
  Андрей закурил, перебравшись на зеленого слоника:
  - Там тебе никто ничего советовать не будет. Поговорить конечно могут. И на этом всё. А так, чтобы чётко посоветовать делай ток-то и так-то, нет. У тебя своя делюга и своя голова. Там понимают: сегодня посоветуй, а завтора тебя мусора прокинут, или вкорячат по полной; а послезавтра ты предъявишь советчику! И что?! Никому это на хрен не нужно. Разумеешь?
  - Ну да. Резонно, - согласился Михаил, - Ну хотя бы возможные варианты развития событий обсуждать приемлемо? Предполагаемые, гипотетические, - добавил он.
  - Приемлемо, - улыбнулся Андрей, - Самое элементарное, на что нужно смотреть, чтобы те "висяки", которыми они тебе предлагают грузануться были безущербными. Чтобы тебе не присудили возмещать ущербы по этим эпизодам. А то вообще без штанов остаться можно. Ещё и должен будешь всю жизнь.
  - Точно. Об этом у меня даже мысль не проскочила. Вот что значит опыт! - искренне восхитился Михаил, - А какие там еще нюансы и тонкости? На что еще нужно обратить внимание?
  - Да там много чего. Смотри что там за дела. Торгуйся. Имей в виду, они и наебать могут. Это же мусора. Наобещают, ты уши развесишь, бумаги подпишешь, и всё. Они свои звания получат, а вам могут и по полной накидать. Кстати, они ОПГ обещают убрать?
  - Вроде как, - ответил Михаил, - но как-то скользковато. По каким-то эпизодам, говорят,  соучастие вроде будет.
  - Это фигово. Короче, нужно смотреть, что хотят тебе нахлобучить. Взвесить то и другое, и принять решение: признать вину и взять "особый порядок", или переть по несознанке... Ты же по 51-ой отказался от дачи показаний?! И вину свою не признаёшь. А судьи этого не любят: дают серьёзные сроки. А вот если человек в сознанке, то и скидывают они прилично. Такая у судей позиция, или негласное правило.
  - Ну а если человек не совершал, нет железных доказательств?! Следствие же должно учитывать все обстоятельства. Человек же вообще может ничего не говорить. Задача следствия объективно расследовать, и дать заключение о виновности или невиновности! Так?
  - Наши люди невиновными быть не могут! - многозначительно вздохнул Андрей, снова укладываясь на шконарь, - Признать невиновным, это значит признать, что опера ошибались, и как в твоем случае, полгода занимались не тем?! Им платили зарплату, они тратили государственные средства, или как говорят во вражеских фильмах, средства налогоплательщиков. Также и следователи: расследовали, расследовали несколько месяцев преступление, а в итоге выяснили, что подозреваемый невиновен? А если этот подозреваемый во время следствия под стражей сидел, да казённые харчи жрал? Он уже никак не может быть невиновным! Нет Миша, у нас не бывает невиновных!
  - Какая-то пессимистичная позиция, - возразил Михаил, - Люди при деньгах зачастую же не виновны! - попытался он пошутить.
  - Ха, деньги! Деньги многое решают! Были бы у меня деньги, я бы сюда не возвращался бы.
  - Ну это само собой. Но кроме этого, ещё нужно знать кому занести. Не каждый ещё возьмет.
  - Да брось ты. Сейчас берут все. Абсолютно! Но я не об этом сейчас.
  - А о чём же?
  - Я не о таких деньгах. А о своей возможности их честно заработать на воле, и на них прожить. Я же на этот раз осознанно возвращаюсь в лагерь. На гособеспечение, пенсию и бесплатные похороны, можно сказать. Сам заезжаю.
  Михаил раскрыл широко глаза, изобразив недоумение.
  Понимаешь, - продолжил Андрей, - на воле сейчас система выстроена так, что практически всё население страны является рабами. Да, да, рабами 21 века. Что они себе могут позволить?! На работу, с работы, вечером телевизор, и много много долгов государству и остальным прикормленным структурам и придворным мошенникам. Это как при "красном" режиме Миша: чуть булки расслабил - штраф. Штраф вовремя не заплатил - пени. Не платишь - взыскания вплоть до лишения жилья. И никого не волнует, что ты болеешь, что безработица и платить нечем. Отымут усё! А прикинь, с моим послужным списком устроиться на работу?!  Плюс надзор! А кушать то что-то нужно, одежду купить нужно, лекарства в таком возрасте просто необходимы. Подыхать будешь, никто не поможет. У меня то сестра только и осталась - калека, которой на свое пособие и себя не прокормить.
  - Калека? - переспросил удивленный Михаил.
  - Её такой вот желторотый беспредельщик, - Андрей кивнул на пустую шконку Сергея, -  в инвалидное кресло и усадил.
  - Долго он как-то объяснительную пишет, - заметил Михаил об отсутствии Сергея.
  - Да ни х#ра он уже не пишет. Написал уж... Его тоже куда-то повели. К следаку что-ли... То ли на очную ставку, то ли на опознание. По "лёгкой" вывели. Значит где-то здесь, в изоляторе.
  - И хрен с ним.
  - Сидеть у сеструхи на шее я не могу, - продолжал Андрей, - она конечно ничего не говорит, но взгляд... Я же всё прекрасно понимаю и чувствую. На работу рад бы, но кто меня возьмет с таким "приданным"?! Да и возраст уже..., здоровье...
  Андрей вдруг растопырил артритные пальцы, и грустно на них посмотрел:
  - Сдохнешь, только суета и растраты сеструхе с похоронами. На этот раз я туда наверное с концами...
  - Хрен знает, - произнес задумчиво Михаил, - может там и лучше. Тебе виднее. Я там пока не был.
  - Да не лучше, а скорее проще. Там народу много. За счет этого можно и жить нормально. Конечно, и там за всё нужно платить, но там всё четко, структурировано и упорядочено. Каждый знает свое место. Негласные законы общения и общежития довольно устойчивы и справедливы. Есть поддержка и человечность, как это не парадоксально. Своеобразная справедливость, можно так сказать.
  Михаил слушал. Не сказать, что он был не согласен с позицией Андрея, но представления и установки о жизни за колючкой, не давали ему возможности полностью разделить его точку зрения.
  - Это сейчас тебе Миша кажется, что попался ты, и вот-вот скоро выйдешь. Что это всё не твое, что это не жизнь. В смысле, не твоя жизнь. Что это всё как будто снится тебе. Есть такое ощущение?
  - Именно такое. В "яблочко"!
  - Со временем это восприятие реальности  меняется. Сидишь ты в тюрьме под следствием. Как правило всё время в одной хате, в четырех стенах, и потихоньку привыкаешь к такой жизни и арестантскому укладу. Какие - нибудь выезды из тюрьмы, на суд или на следственные действия, уже воспринимаются как напряг. Думаешь, "быстрей бы домой в камеру, к нормальной жизни". Да, да, Миша! Именно домой, в хату! Сам убедишься. Вспомнишь как-нибудь через пару месяцев мои слова.
  Михаилу не верилось! "Какие нах#р пару месяцев, - думал он, - любыми способами нужно выйти отсюда. Подкуп, значит подкуп. Побег, значит побег. Только бы выскочить! А там уж меня во всём мире не сыщут".
 - Да, Миша, вот так потихоньку меняется сознание, - продолжал Андрей, - А когда привозят в лагерь, ощущения вообще, как будто на волю вышел. По земле ходишь, и начинаешь там просто жить. Жить и всё. Жизнь продолжается. И невелика разница, жить здесь, обложенный обязанностями и обязательствами, вечно должным, с постоянной головной болью за день завтрашний. Или жить там, где тебя оденут, накормят, обеспечат работой, каким-никаким лечением. Если подохнешь, похоронят бесплатно. Порой со всеми обрядами и почестями. А пока там живешь,  забота одна - как себя развлечь, кайфонуть, ну и  примерно в этом роде. Так что, как говорил Василий Алибабаевич: "А в тюрьме сейчас ужин. Макароны".
  - Мне кстати такие мысли тоже в голову приходили, - согласился Михаил, - но пока рановато: дети еще не самостоятельные, младший вообще в больнице сейчас, супруга не приспособлена к жизни, родители престарелые. В общем пока это не для меня. Я предполагал попозже на гособеспечение заехать, вместо дома престарелых на "зону". Думал, если жена раньше меня из жизни уйдет, чтобы детям не в тягость... Но сейчас не готов. Немного рановато. Поторопились мусорята, - пошутил Михаил.
  - Конечно! У тебя же полный набор: дети, родители, баба! Живи себе счастливо! Есть ради кого!
  - Да я себя и ощущал счастливым человеком! Родители, знаешь, как будто с сожалением все эти годы на меня смотрели. Они наверняка догадывались, чем я занимаюсь. В их взгляде читалось какое-то недовольство моей судьбой. Однажды летом, прямо перед самыми событиями на Украине, приехали к ним в гости всей семьей. Мамка стол по традиции, батя самогона пляшку... Воспоминания, разговоры, обсуждения, перспективы детей... И я помнится сказал, что счастлив, что у меня есть всё, чтобы быть счастливым. Есть красавица жена, которую я искренно люблю, и которая любит меня. Есть талантливые и успешные дети, которые любят и уважают своих родителей, и между нами тёплые и доверительные отношения. Есть живые родители, которым бы также неплохо было бы разделить со мной это чувство счастья, а не смотреть на меня так, будто я не состоялся в жизни. Конечно, в космос я первым пока не полетел, героем, спасшим планету тоже не стал. Но зато я счастлив! Реально счастлив! И этого не купишь ни за какие деньги!
  - Ну не скажи! - возразил Андрей.
  - Есть такая присказка: "Счастлив не тот у кого много, а тот, кому хватает". Такого точно не купишь Андрюха! Жить в такой атмосфере взаимоотношений, это и есть настоящее счастье. Но вот обстоятельства могут ломать эту идиллию.
  - Это ты о чем сейчас? О каких обстоятельствах?
Наверх
 
 
IP записан
 
Виталя Толстый
Новичок
*
Вне Форума



Сообщений: 21
Предупреждения: 0


Пол: male
Re: Роман "Бутырский замок"
Ответ #21 - 20.01.2017 :: 12:41:31
 
 - Это ты о чем сейчас? О каких обстоятельствах?
  - О внешних. На которые ты не можешь повлиять. А может и ещё какие. Мы же многого не знаем, как устроено мирозданье. Многие энергии нам ведь не доступны. Даже для понимания, не говоря о возможности их использования.
  На лице Андрея отображалось искреннее непонимание.
  - Вот говорят, сглаз, порча. Или "накаркал" говорят. Ведь не спроста так говорят. Что-то в этом есть, - пытался объяснить Михаил, - Я это к чему... Это состояние счастья, о котором я сказал тогда у родителей, я его испытывал и осознавал довольно-таки продолжительное время. Но как только озвучил, всё вокруг начало разваливаться как карточный домик. Просто посыпалось всё. При этом, от меня ничего не зависит. Это я и называю внешними обстоятельствами.
  - Так, что именно? Ты как-то вокруг да около...
  - Вот смотри: события на Украине! Точнее, их последствия: сразу нарушились устоявшиеся связи и взаимоотношения. Я даже не говорю об экономических. Я более о человеческих. Образно: с людьми, с которыми сидел за одной партой, теперь кровные непримиримые враги. Да что там с какими-то чужими людьми, я с родным отцом разговаривать нормально не могу! Он всякой х#рни по телеку насмотрится, и "чешет" о какой-то "незалежности"! Настолько зазомбирован, что орёт в трубку, что мы у них Крым забрали! Будто это я у него его лично отнял. Он и в Крыму то ниразу не был. Хотя, знаешь, всё равно, я где-то внутри чувствую его любовь ко мне. Вот чувствую и всё. Такое ощущение, что он просто хочет, чтобы я разделил его точку зрения. Но я не могу согласиться! Андрюха, не могу! Это не его точка зрения. Она навязана извне!
  - А мать что?
  - Матери пох#р. Она его жалеет. Относится к нему как к больному на голову. Говорит: "Какая политика, какая нахрен революция?! Жрать скоро нечего будет, вот тогда и будем стучать пустыми кастрюлями на майдане!"
  - Да, настучали хохлы под америкосовское дирижирование...
  - Это другой вопрос Андрюха, кто там кому пряники или вказивки раздавал. Я сейчас об обстоятельствах, которые вокруг меня происходят, после того, как я рот свой раззявил по поводу счастья своего... Следующее, это сын. У него сейчас переходный возраст: волосня растёт, руки, ноги, ну и все выпирающие части. И в этот период гормональных изменений существуют болезни, которые бывают только в таком вот возрасте. И болезни очень жестокие. У сына, не помню как называется, но заключается она в том, что разлагаются тазобедренные суставы. Два-три года в гипсе и протезирование этих суставов. Вот такая перспектива. Сейчас в больнице лежит. В НИИ детской ортопедии. Видишь, обстоятельство, на которое я тоже повлиять никак не могу. Мысли всякие в голову лезут. Думаю, что может сглазил кто. Или позавидовал. Самое главное, что всё это началось после того, как произнес вслух...
  - На земле вообще, много чего необъяснимого, - обобщал Андрей, вероятно утомленный болтовней Михаила.
  - И наконец, меня "принимают", - не унимался Михаил, - Полный аут! Мусора изъяли всё. По количеству описанных в протоколе обыска купюр, забрали даже то, что было отложено на операцию сыну! Супруга без работы. Денег нет. Продать нечего. Старшая в двух ВУЗах учится. Учёбу оплачивать нужно. Я вот, в полной заднице. Нужен адвокат. Ему тоже нужно платить... Ладно, хрен бы со мной, я пропетляю как нибудь. На сечке не подохну. А вот им каково без меня?! За них душа болит! Ведь я один всех тянул. Даже не представляю, что сейчас там с ними! Особенно с женой.
  - Да не переживай ты так за них, - успокаивал Андрей, - придёт твоя супруга в себя, оправится от шока, и всё образуется.
  - Я бы с удовольствием об этом не думал. Но это сильнее меня. Все мысли только о них. Даже о своей делюге думать не могу.
  - Ну и напрасно. В твоей ситуации нужно думать о себе. Я всякого насмотрелся. В разлуке время вносит свои коррективы в отношения мужчины и женщины. Это я мягко. Так что думать нужно о себе. Это закон выживания в лагере. И это нужно понять. Чем раньше, тем лучше. Конечно, есть женщины которые реально ждут и греют, но таких единицы. В основном всё прозаичней. Пока ты рядом, обеспечиваешь и заботишься, тебя любят, холят и лелеют. Проходит несколько месяцев разлуки, и у большинства таких вот благоверных появляются рядом те, кто их ценит, восхищается ими, а на самом деле обеспечивает и заботится о них и их потомстве. Это природа женщины Миша. Они так устроены. Поэтому, на зоне самая почитаемая женщина это мама. Мама это святое. Она никогда не предаст, не бросит и не оставит. Будет таскать тебе передачки, слать посылки. Сама будет жить впроголодь, но всегда тебе какой нибудь грев подгонит. А без грева и бабок в лагере также тяжело, как на воле. Так что ты бы лучше о себе подумал. И если есть чего где приныкано, то лучше дать матери допуск к своей тайной сокровищнице. Решать конечно тебе, но прислушайся к моим словам. Многие совершили такую глупость: доверились своим женщинам, а в итоге остались без поддержки и грева. А на зоне, бабки нужны не меньше чем на воле.
  - Ну ты же сам говоришь, что едешь туда от безденежья! Что в лагере легче прожить без бабок, чем здесь!
  - Я проживу. Я и стирать и шить умею. И многое другое. У меня уже амбиций не осталось. Я умирать еду Миша. И мне всё равно в каком я статусе буду сидеть последние годы. Нужно будет, я и за швабру возьмусь, и парашу вымою, и постираю кому что нужно.  Нет ничего зазорного, делать уборку и следить за чистотой. Это в кино там всё гнобят уборщиков, да издеваются над ними. А на самом деле, это обычные бедолаги, кому ничего с воли не заходит, но которые движутся, трудятся, и за это их мужики и братки греют сигаретами, чаем, сгущенкой и всем остальным. Смотрел "Вокзал для двоих"? Там Басилашвили помнишь? " Швабра", "Тряпка", в общем "Шнырь" одним словом. Нужные, и по своему уважаемые люди. Я же говорил, что там отношения выстроены справедливей и человечней.

За дверью камеры послышались разъяренные надрывные вопли...

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
Наверх
 
 
IP записан
 
Виталя Толстый
Новичок
*
Вне Форума



Сообщений: 21
Предупреждения: 0


Пол: male
Re: Роман "Бутырский замок"
Ответ #22 - 20.01.2017 :: 12:42:23
 
ОПОЗНАНИЕ
За дверью камеры послышались разъяренные надрывные вопли Сергея, который материл все и вся. Следователей, конвойных, потерпевших, ментов и вообще всю систему российского правосудия.
В камеру его буквально втолкнули, отвесив тяжелого пинка. Он обвел злым взглядом помещение с потолка до пола, будто оно не было ему знакомо. Движения его были резкими, угловатыми, и растерянными. Три энергичных больших шага, и он очутился сидящим на своей кровати, забившись в угол, притянув ноги к себе и обхватив костлявые колени худыми руками, покрытыми аляповатыми корявыми татуировками. Взгляд потуплен в одну точку, вникуда. По скулам бегали нервные желваки. Андрей и Михаил, присев на своих шконках, пристально наблюдая происходящее, вопрошали Сергея взглядом; мол, что случилось? ... Молчание.
Михаил и Андрей прилегли на свои кровати, продолжив прерванное чтение шумным и эмоциональным возвращением Сергея.
- Семнадцать эпизодов вешают! - прервал молчание Сергей, - Даже за март, когда я еще отбывал наказание на централе в Оренбурге, - повышая тон и темп, все более раздражаясь, продолжал возмущаться Сергей, - Терпила опознала. Следачка - сука, - чуть ли не орал он, - Нет, я это на себя не возьму. Я устрою им...
- Да не кипятись ты! - вспылил Андрей, - Возьми вот сигарету, успокойся, изложи внятно, по порядку, что там у тебя...
- Короче, - начал свое "спокойное" повествование Сергей, взобравшись на постамент толчка, и выпуская сигаретный дым в решетку вентиляции, - короче, следачка привела каких то двоих барбосов, - Сергея бил мелкий мандраж, - Эти двое одеты в куртки, с прическами. Нас троих посадили на стулья. Меня с краю. Я лысый, в одной футболке. Следачка вышла за терпилой. Из форточки сифонит прямо в шею. Я говорю одному из подсадных: "Давай местами поменяемся, мне здесь дует сильно". Он что-то челюстями задвигал, мол, не положено. Я ему объяснил, что имею законное право сам выбрать место при опознании. За столом уселся какой-то жирный "суслик" - адвокат, гнида ментовская. Он вообще, все бумаги подписал без единого вопроса. Вообще, ни слова не произнес, пидор. Так вот, этот подставной на этого адвоката так вопросительно посмотрел... Адвокат только губы скривил, да плечами пожал... Короче, мы махнулись местами. Я сел с другого края.
Сергей попросил еще сигарету, и продолжил: - Ввели понятых, и следачка вошла с какой-то испуганной молодой дурой - терпилой. Эта девка, даже не глядя на нас, сразу показала на сидевшего с краю подсадного, с которым я местами поменялся. Мол,это он у нее в марте телефон отобрал, угрожая ножом. Прикинь!
- Подстава. Что здесь прикидывать, - прокомментировал Андрей.
- Следачка ей на ногу наступила, и так аккуратно, как бы незаметно пальцем на меня показывает, и спрашивает у нее: "Вы уверены? Вы не ошибаетесь?" Девка сначала затупила, говорит: "Точно он, я его по одежде узнала. Он в черной куртке был..." А следачка ей опять: "Присмотритесь внимательней. Знаком ли вам кто-либо еще из присутствующих?" Терпила сообразила. И опять, даже не глядя нам в лица: "Ой, я ошиблась! Вот этот!" И на меня показывает. Я естественно кипишнул. Говорю, что это беспредел, что я только в апреле освободился, и этот эпизод она на меня не повесит. А она говорит: "Мне пофиг. Тебя еще 17 человек по фотографии опознали. И еще куча висяков по подобным эпизодам - все твои. Так что, ты особо опасный серийный рецидивист с уголовным опытом..."
- А по каким приметам она тебя опознала? - перебил его повествования бывалый Андрей, - Что в протоколе записали?
- По движениям. Сказала, что я бегал быстро.
- Тебя что, по допросной бегать заставляли? В качестве следственного эксперимента? - неуместно пошутил Андрей.
- Серега, а за что ты в Оренбурге был осужден? Что там за делюга у тебя была? - как-то не "в тему" спросил Михаил, пытаясь увести разговор от начинающегося стёба Андрея.
- У хахаля матери мотоцикл отобрал, и в бубен ему настучал, когда он хотел бухой за самогоном ехать, - ответил Сергей. Выдержав паузу, будто вспоминая, продолжил, - Матушка в больничке была, а он с какими-то дружками синячил в избе. Я ночью пришел, а он в коляску мотоцикла младшую сестеруху из постели тащит, мол не хотел со своими дружками ее наедине оставлять... Мать говорит, что это от него дочь..., - Сергей снова задумался, замолчал.
Его лицо поочередно выражало такую горечь, безысходность, гнев, смятение и жалость, что нарушить молчание никто не решался, сознавая реалии жизни российской глубинки... Проступили слёзы.
Сергей слез с парапета толчка, долго умывался, шморгая носом, сморкаясь, и пряча лицо от сокамерников. После лег ничком на своей кровати, уткнувшись в подушку. Его худые плечи и ребристая спина то и дело вздрагивали. В камере воцарилась давящая, гнетущая тишина. Лишь периодически доносились тяжелые, долгие вздохи Сергея.
От обеденной баланды Сергей отказался.
На прогулку Михаил и Андрей вышли вдвоем. Произведя бесхитростные и доступные физические упражнения, привели расположение своего духа в норму. Состояние гнета покинуло их, уступив место обыденному спокойствию, и даже оптимизму.
Вернувшись в камеру, они обнаружили ее в весьма чистом и прибранном состоянии: полы, толчок, и раковина умывальника были тщательно вымыты; кровати ровно и аккуратно заправлены; железный стол, узкий и навеки вбетонированный своими двумя "ногами" в пол, был чист; на краю стола, аккуратной стопкой, красовались газеты и журналы. Практически идеальный порядок. В камере пахло свежестью и мылом. Сергей, с мокрой головой, в одних трусах, сидел завернувшись в простынку, впитывающую с него влагу.
- С легким паром! - доброй улыбкой приветствовал его Михаил.
- Молодчина Серега! От души, за уборочку! - поблагодарил его Андрей.
Сергей отвечал кивками головы и грустной улыбкой.
Освежившись после прогулки, забравшись с ногами на кровать, Михаил наблюдал за весьма странными и непонятными для него занятиями Сергея: выклянчив пару сигарет у Андрея, отломив у одной из них фильтр, и очистив его от бумаги, он поджег его с одной стороны, и дав разгореться и расплавиться, резко наступил на него подошвой тапочка, слегка прошаркнув вперед. Подув, остудил образовавшуюся черную "плюху", и указательным пальцем аккуратно провел по ней так, будто пробовал острие лезвия ножа. После чего, лег на своей кровати лицом вверх, глядя в потолок расфокусированным взглядом:
- Баланду на ужин будут разносить, попросим кипяточку? Давайте вечером чифирнем все вместе! Чай, сахарок, у нас ведь есть? Я замастырю в лучшем виде!
От ужина отказались все.
Чифир получился неимоверно крепким. Сергей и Андрей пили молча, сёрбая в прикуску с рафинадом. Михаил не чифирил. Отказался. Навалился сон. Он в полудреме слышал посёрбывания, покряхтывания и хруст разгрызаемого сахара... Все успокоилось и утихомирилось. Медленно и плавно он перекочевал в таинственное и загадочное царствие владыки Морфея.
В просторном, светлом кафе, интерьером напоминавшее столовую времен "дорогого Леонида Ильича", Михаил оказался за одним столиком с его нынешними сокамерниками: Андрей, в зэковской полосатой робе и берете, как у узников фашистских концлагерей, времен Второй мировой; Сергей был одет в строгий черный костюм, накрахмаленную белую сорочку, и обут в новенькие белоснежные туфли-лодочки на босу ногу.
За соседним столиком, отделенном от общего помещения кафе, то-ли прозрачной стеклянной перегородкой, то-ли пеленой непонятной субстанции - как-бы в ином измерении, в ином пространстве, сидел его друг юности Тима, покинувший этот мир в сорокалетнем возрасте, и уже несколько лет как покоившийся на кладбище районного центра Ивановской губернии. Тимур корчил смешные издевательские рожицы и телепатически предлагал составить ему компанию, жестами поочередно намекая, то на выпивку - щелкая себя по кадыку и проводя ладонью по шее, то на косяк - оттопырив полурасслабленный мизинец и большой палец кулака, и двигая этим пальцем в направлении сложенных в трубочку губам. Теперь же закатывая вверх глаза он тыкал себе большим пальцем во внутрь изгиба локтевого сустав, указывая на вену.
- Тима, как? Каким образом, Тима? Меня же закрыли! Здесь нельзя! - пытался объяснить ему Михаил, - Ничего не получится. Всё шмонают! Каждый день проверки. Переворачивают всю хату два раза в сутки.
- Ты не переживай, - ответил ему Тимур, - Я вообще не тебя зову. Вот, человек у вас чаёк правильный варит, - Тима кивнул в сторону Сергея, - Теперь я с ним чифирить буду.
- А я? - удивился Михаил.
- У тебя же пятьдесят одно на руках! - воскликнул Тима, заговорчески подмигнув, - Вот и сиди себе спокойненько с ними, - убедительно произнес он, проникновенно посмотрев Михаилу в глаза, - За тебя хлопочут.
На этих словах, в руках Тимура раскрылись два веера игральных карт. Он с мастерством шулера производил ими красивые и эффектные манипуляции. Как обычно бывает во сне, вдруг, ниоткуда в руках всех присутствующих появились карты. Михаил раскрыл и взглянул в свои. На руках был светлый валет, червовый туз, и три дамы - все, кроме пиковой. "Пятьдесят одно!" - подсчитал про себя Михаил.
- Но где же король? Должен быть еще король! - вскрикнул он, ощутив досаду, подвох и обман.
- Короля я заберу себе, - спокойно ответил Тима, - Так нужно!
Он взял со стола одиноко лежащую карту короля треф, поднял ее, демонстрируя Михаилу: - Считай, что это цена. Расплата!
Король казался Михаилу таким желанным, близким, родным, и в то же время таким несчастным и одиноким.
"Как не справедливо поступает Тима, оставляя его у себя. Он ведь должен быть у меня на руках! Вместе со всеми!" - совершенно не знакомое чувство охватило Михаила - чувство вселенской несправедливости и тяжелой утраты чего-то. Чувство рока и собственного бессилия. Ком подступил к горлу, парализовав речь. Хотелось кричать, но он не мог вымолвить ни слова.
- Видишь? - спрсил Тимур, тыча скрюченным указательным пальцем, с грязным нестриженным ногтем в значек крестовой масти, - Он мой! Мой! - убедительно прикрикнул Тимур, и убрал короля треф в колоду, - Для тебя теперь только "INЦI", - отрезал он, - Хватит об этом. Всё уже решено. Всё уже ре-ше-но! - повторил он по слогам.
"Что за "INЦI" такое? - подумалось Михаилу прямо во сне, - что-то знакомое, но никак не вспомнить сейчас. Где-то я раньше это слышал. Или видел. Наверное видел. Потому, что сказал он "INЦI"! Не "ИNЦИ", не "IНЦI", не "INСI", не как либо ещё! А именно "INЦI" ! и представилось мне именно "INЦI" . Но что же это значит? Что он мне хочет этим своим "INЦI" сказать? Почему "теперь"? Наверняка это мне подсказка... "Для тебя теперь только "INЦI"... Для тебя теперь только "INЦI"..."
- Ну что? - обратился Тима к сгорбившемуся и неестественно скокожившемуся, прижавшему двумя руками карты к своей груди Сергею, - Давай, показывай, что там у тебя на руках! Вскрывайся!
- Вскрылся! - повелительно и истерично заорал на Сергея Андрей, с размаху отвесив ему тяжелую оплеуху, - Вскрылся, гнида! - приказным тоном орал он на Сергея.
Во рту Михаил ощутил солоноватый и теплый вкус. Будто нос, легкие, и все его органы чувств наполнились запахом свежей крови, проникнув в каждую клетку его организма.
Сергей разжал руки с картами, легко бросив их на столик. Но вместо карт, на стол упала лишь изготовленная им из сигаретного фильтра растоптанная черная заостренная "плюха", издав неестественно глухой, тяжелый звук.
- Вскрылся дурень! - не унимался Андрей, - Вскрылся! - остервенело орал он и яростно стучал чифирной кружкой по столу.
Металлический грохот кружки и исеричные приказы Андрея погрузились в приглушенные диапазоны, как будто ушли под воду. И вдруг зазвучали громко, отчетливо и реалистично, поменяв тональность и значение.
Михаил проснулся.
Андрей колотил алюминиевой кружкой в железную дверь камеры и орал:
- Вскрылся! Человек вскрылся!
Почерневшие засохшие брызги крови покрывали крашенные зеленые стены уборного отсека камеры. На кафеле толчка и на полу лужицы кровавого холодца, уже подернутые пленкой свертывающейся и застывающей буро-черной густеющей субстанции.
На парапете толчка лежало фиолетово-желто-серое тело Сергея, с прорезанной шейной артерией и вспоротой веной вдоль всего левого предплечья - от запястья до локтевого изгиба . Глаза закрыты. На губах застыла счастливая, умиротворенная улыбка.
Возле пальцев, испачканных засохшей кровью, валялось простое и зловещее орудие - "плюха".

ДУМАЮ, НА ЭТОМ МОЖНО ЗАКОНЧИТЬ ПЕРВУЮ ЧАСТЬ.... ПОРА ВАЛИТЬ С ИВСа.... ПРОДОЛЖЕНИЕ ТАКИ СЛЕДУЕТ..

Наверх
 
 
IP записан
 
Страниц: 1 2 
Послать Тему Печать